РОСПРОФСОЮЗ.ru - профсоюзный портал
Нормативная база | Право на забастовку

Право на забастовку – актуальная и очень большая тема, однако в рамках данного сообщения хотелось бы остановиться только на нескольких ее аспектах, а именно на вопросе о пределах признания права на забастовку и о субъектах права на забастовку. Юридических определений забастовки существует не так много. На основании анализа наиболее распространенных и часто цитируемым старых определений забастовки можно сформулировать следующие наиболее важные признаки забастовки:


одновременное, совместное оставление работы;

 

       временное оставление работы, после которого работники возвращаются на свои рабочие места;

 

       оставление работы, предпринятое работниками, продающими свой труд;

 

       оставление работы для достижения определенных целей, как правило, социально-экономических, но иногда и других (политические забастовки);

 

       забастовка проводится в защиту интересов самих лиц, участвующих в забастовке, или других работников (забастовки солидарности).

 

    Заслуживает внимания также определение забастовки как формы деятельности организаций трудящихся Комитета экспертов Международной организации труда: «коллективное право, осуществляемое, когда речь идет о трудящихся, группой лиц, принявших решение не работать, с тем, чтобы их требования были удовлетворены».

 

    Забастовка является урегулированным в праве на разных уровнях – от международного до внутригосударственного – явлением. В актах международного права возможность проведения работниками забастовки предусмотрена в действующих в России Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах, одобренном Генеральной ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года (ратифицирован СССР 18 сентября 1973 года); Конвенции Международной организации труда №87 «О свободе объединения и защите права на организацию» 1948 года (ратифицирована СССР 6 июля 1956 года). Наиболее подробную регламентацию вопросы права на забастовку и порядка его реализации получили в документах Международной организации труда, в частности, в решениях, докладах контрольных органов МОТ. Некоторые международные договоры, признающие право на забастовку, содержат прямые отсылки к регулированию этого вопроса в документах МОТ. В связи с этим нормы МОТ следует признать в качестве важнейшего источника регулирования право на забастовку.

 

    В законодательстве СССР до конца 80-х годов не было никаких упоминаний о забастовках: они не были ни разрешены, ни запрещены.  9 октября 1989 года был принят Закон СССР «О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)» №580-1, который рассматривал забастовку как крайнюю меру  разрешения коллективного трудового спора .  23 ноября 1995 года был принят Федеральный Закон “О порядке разрешения коллективных трудовых споров”, который регулировал вопросы, связанные с проведением забастовок в течение более шести лет.

 

    Важнейшим этапом в развитии законодательства стало принятие Конституции Российской Федерации, статья 37 которой содержит положения, касающиеся права на забастовку. Принятый 30 декабря 2001 года Трудовой кодекс Российской Федерации, за рядом изъятий, концептуально, сохраняет порядок разрешения коллективных трудовых споров и проведения забастовки, предусмотренный Законом о коллективных трудовых спорах.

 

    Каковы же границы признания права на забастовку в Российской Федерации?

 

Наиболее распространена точка зрения, согласно которой право на забастовку неразрывно связано с разрешением коллективных трудовых споров и может применяться лишь как способ их разрешения. Эта позиция находит отражение и в большинстве судебных постановлений.

 

    Следует заметить, что довольно долго вопрос о том, являются ли забастовки способом разрешения только коллективных трудовых споров вообще не возникал. Однако к середине – концу 1996 года появилась судебная практика по делам о признании незаконными забастовок, проводившихся с требованием о выплате заработной платы. Из множества определений Верховного Суда РФ (ВС РФ) следовало, что такие споры не являются коллективными трудовыми, а проводившиеся акции прекращения работы - забастовками. Между тем, невыплата заработной платы в течение многих лет оставалась основной причиной забастовок, и продолжает оставаться их причиной в настоящее время. Происходят забастовки либо попытки их организации и с требованиями, которые невозможно отнести ни к индивидуальным, ни к коллективным трудовым спорам: забастовки солидарности; забастовки с экономическими или политическими требованиями, адресованными органам государственной власти; забастовки с требованиями, касающимися реализации профсоюзами их прав и т.д. Допустимо ли использование забастовки в России не только как способа разрешения коллективных трудовых споров?

 

    Прежде всего, возникает вопрос о возможности реализации права на забастовку для разрешения индивидуальных трудовых споров. Рассматривая его, обратимся к тексту Конституции Российской Федерации. Часть 4 статьи 37 Конституции РФ предусматривает, что «Признается право на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения, включая право на забастовку».  Из этой нормы следует, что разрешение трудовых споров как индивидуальных, так и коллективных, должно происходить с соблюдением процедур, установленных в федеральном законодательстве, в том числе с использованием такого способа разрешения споров, как забастовка. Следовательно, Конституция РФ рассматривает забастовку как способ разрешения и индивидуальных, и коллективных трудовых споров, в качестве условия реализации этого права указывая лишь соблюдение установленных федеральным законодательством процедур.

 

       Право на забастовку с этой точки зрения является в нашем законодательстве не самостоятельным, а обеспечительным, предусмотренным для реализации другого конституционного права – права на трудовые споры. Характерно, что МОТ рассматривает право на забастовку в качестве меры реализации другого права трудящихся – права на объединение.

 

    По мнению МОТ, забастовки могут, в частности, проводиться в целях:

 

1. решения вопросов экономической и социальной политики и проблем, возникающих на предприятии, непосредственно затрагивающих интересы работников;

 

2. критики экономической и социальной политики правительства (хотя чисто политические забастовки не входят в сферу применения принципов свободы объединения);

 

3. разрешения трудовых, в том числе коллективных, споров;

 

4. как забастовка солидарности, при условии, что поддерживаемая ими забастовка является законной;

 

5. признания профсоюза.

 

      Иными словами, «по своей природе требования, которые могут быть предметом забастовки, могут быть классифицированы на профессиональные (направленные на обеспечение или улучшение условий труда или жизни работников), профсоюзные (направленные на обеспечение или развитие прав профсоюзных организаций и их лидеров), политические. Первые две категории не вызывают никаких особых проблем, поскольку Комитетом по Свободе объединения (КСО) был вынесен ряд вполне четких решений, признающих такие забастовки законными. Внутри третьей категории требований следует проводить различие в зависимости от того, оказывают ли эти требования прямое и непосредственное влияние на рабочих, которые выдвигают эти требования… Следует также иметь в виду, что КСО не согласился с тем, что право на забастовку должно быть ограничено только теми трудовыми спорами, которые могут быть разрешены путем подписания коллективных договоров или соглашений».

 

    Отсюда очевидно, что сфера применения согласно ч.4 ст.37 Конституции Российской Федерации права на забастовку в России остается уже, чем это допускается нормами МОТ. За пределами остаются забастовки солидарности (п.4), забастовки с целью критики экономической и социальной политики правительства, забастовки с целью добиться признания профсоюза (п.5), забастовки, направленные на поиск решения вопросов экономической и социальной политики и проблем, возникающих на предприятии, непосредственно затрагивающих интересы работников (п.1) (последнее может частично перекрываться спорами об установлении новых или изменении существующих условий труда, однако не охватывает такие вопросы, как увольнения в связи с сокращением штатов, изменения в организации производства и труда и пр.).

 

    Толкование норм части 1 статьи 17, статьи 18 и части 1 статьи 55 Конституции РФ позволяет утверждать, что «при толковании положений Конституции о правах человека должны приниматься во внимание соответствующие нормы международного права. Если последние представляют более широкое трактование прав человека, то они применяются наряду с конституционной нормой».

 

    Так же не является проблемой и то, что право на забастовку непосредственно не признано в тексте международного договора, а вытекает из него согласно толкованию договора органами международной организации. Сформулированные Комитетом по свободе объединения МОТ при рассмотрении жалоб о нарушении Конвенций о Свободе объединения нормы, представляют собой «ряд принципов, которые составляют подлинное международное право о свободе объединения», «своеобразную обычную норму в общем праве вне или за пределами рамок любых Конвенций или даже членства одной или другой международных организаций».

 

    Из текста Венской конвенции 1969 года О международных договорах (ст.31) следует, что при толковании международных договоров в процессе правоприменения должен учитываться не только контекст договора, но и последующие соглашения участников переговоров, нашедшая общее признание практика; кроме того, договор должен рассматриваться как элемент международной правовой системы, в свете любых соответствующих норм международного права, применяемых между участниками соглашений. Эта идея нашла закрепление в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации». В п.10 указано: «Разъяснить судам, что толкование международного договора должно осуществляться в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года (раздел 3; статьи 31-33). Согласно пункту "b" части 3 статьи 31 Венской конвенции при толковании международного договора наряду с его контекстом должна учитываться последующая практика применения договора, которая устанавливает соглашение участников относительно его толкования…».

 

    Нельзя не упомянуть здесь и про рекомендации Комитета по свободе объединения Административного Совета МОТ (далее – КСО), вынесенные по жалобе Конфедерации труда России на Правительство РФ, касающейся положений Трудового кодекса РФ (дело 2251). В отношении пределов признания права на забастовку – одного из многих вопросов, рассматривавшихся в рамках этого дела, Комитет указал: «Комитет напоминает, что трудящиеся и их организации должны иметь возможность прибегать к забастовке для того, чтобы добиться признания профсоюза, а также для того, чтобы критиковать экономическую и социальную политику Правительства. Они должны иметь право проводить забастовку солидарности в случаях, если забастовка, которую они поддерживают, сама является законной» (п.1001, (g)).


Поиск по сайту:

21 апреля
Профессия - автомаляр?

12 июня
Сняли с бригадирства во время

26 апреля
Могут ли профсоюзы продавать а

24 октября
Дopoгo пoкупaeм aкции Poccийcкиx

12 февраля
Демократический профсоюз (прое

23 января
Как правильно уведомить руководство

22 января
"Кадровые агентва" -


Реклама